я тебя любил
ты была голодная
а теперь люблю
потому, что все время хочу снять с тебя джинсы
давай поедим еду
пошла она нахуй эта планета
я долго терпел ее
а теперь я хочу кушать и не умирать

да пальцы порезал, у меня одна рука и кровь течет снова на клавиши

ты моя река

люблю я эту вашу водку и наркотики
но еще больше люблю кошек
вот сегодня, вчера, завтра, кота в ошейнике по периметру запускают на крышу
глупые люди
он нюхает лужи и видит там небо
а люди смотрят в холодильник и видят там бога
еще себе пришлепывают календарь на его дверцы
чтоб не забыть когда его наполнить
так сказал великий телевизор
а кот, промолчал он в грязной луже видит небо

дайте ему селедки
дайте ему селедки
и ракету из картонки

честного холодильника перекати поле
ты моя трава, ты мой героин
ты моя девочка
святая
ты моя любовь
я знаю

мне говорят там  дядя умер

мне говорят, тебя не позвали

мне говорят

мне говорят

я говорю

ребята

я бороду не брею

мне говорят – не звали

мне говорят

 

скрипки, ракеты, картонки, зажигалки, футляры сплошные
поцелуй меня, и звезды остановятся
поцелуй

и

трава новая вырастет
поцелуй
и
запусти планету
просто достань, коснись до нее рукой
ты мой вечный аквариум с рыбками в глазах
девочка, которая листает глобус

чем ты ближе к Богу

тем дальше от меня весной

такая пасха, такая пасха

боль

 
 с крестами на шее
и прочие ебанутые без мяса и с гробом во сне или  под пальмами с вечными салатами и собачками в зеркалах
да еще хуже со святыми котиками, свободными
о мой бог покрась мой потолок в черное и зажги в нем звезды
луну я сам прикручу
обещаю

я смотрю на людей когда на них смотрит солнце

от них пахнет зверьем, от меня гавном

где же вы мои цветы

где вы

живу в одной хате с неверными
ни сала ни чеснока нету
одни оглобли в триколоре
у всех фамилия – Шнайдер на верное
ох, горе ты мое белое и голое

то ли снег, то ли сакура у моря