да нет у меня кошки в доме

одни лишь нити

кнопочки и крестики случайно

да нет у меня велосипеда

одни только кости и пустые пакеты

да нет у меня начальника или бога

или как там теперь его

снова сбили на перекрестке

в трещину на стене могу целую вечность пялиться

какая безмозглая смерть

не босиком конечно

а в тапочках

тихо

вокруг дома

эта весна кошья

первый теплый дождь

не там откровениями по лицу и глазам

эка роса какая

в ладони

а капли моей Преголи

прячутся, катятся за спину по коже

не берусь сосчитать сколько

но одна – точно дома

а больше и не нужно

девочка-платье
девочка-пальто
я тебя не люблю
люблю твое солнце
междуножие долгое
пахнешь правильно
а мне это и нужно
ты пизда
а я хуй
я не знаю другой религии

Бела, Бела, Бела, Бела
от чего же ты не смела?
снег не выпал
кран закрыт
там на лестнице записка
и топор за поясницей
за окном сплошной Париж
Бела, что же ты молчишь?

сухарики-тарики, течет река волга, самара городок
машинки-тортинки горят мои джинсы
ты – мой пирог

звезды – кошмарики, по ночам шарются
песни в уши жмут
на траве взрослые
под травой дети
кувшинкам в реке далеко

стучат маки рельсами
мосты поездами
по площадям

синее небо над серой рекой в городе
твое
в косу заплетали листья клена и пепел
цвет каштана – брошь
подними горсть воды из Преголи в ладони и брось!

ты же в ткани, там все слова и смыслы
это я ограничен и живу фантазиями
прикинь какими живете вы? тогда.
мне нравится как пахнет сцанная соседка на скамейке
а не ваши духи с клумб кухонных
саморез двадцать пятый куда бы закрутить?
в зяблика тусовочного?
вряд ли.
придетья марсианку любить

семнадцатую

мужик с удочкой и пакетом с речки

улыбается

я улыбаюсь мальчикам, они жуют с минералкой

нассали бы лучше у себя в подъезде или уже сразу в постель

когда я стану взрослый как вы

сразу посажу цветы у дома

маки и подсолнухи

да