жить легко

пошел там нахуй с утра

поработал

вечером бублик купил

с маком

хорошо

дискотека

голова болит

проходная

но иногда

не завянет

топ топ топ

покрасилась

топ топ топ

мир прекрасен

топ топ топ

в ладошки

котик лежет

мои ляжки

хлоп хлоп хлоп

видимо звали

видимо Ника

да нет, сразу Оксана

тыр тыр тыр

машинки вилки

двенадцать дыр

я монах в синих

штанах

вместо кнопки бутылка

тыр тыр тыр

не лапать

же не ломать

ырррр

наш Кениг как огород убитый

стал
счастлив тот, кто не видит
а научили с детства попов целовать

стучать
и праздникам в маркетах
ой
в вечном лифте с этажа седьмого
снова на седьмой
на кнопку которой никогда не было и не будет
жать, жать, жать

листья осенние уже пробовал целовать

мне бы крысу в камеру

с проспектов города

кота и в лес

от блядей подальше

великая пизда теперь бесспорно
спокойные ночи разбросала и прочие споры

на лево и на право

и чебурашек

без порно

сколько горизонта хватает особенно когда хапнешь там у  моря

или гороховый суп дома

завернулась такая в свои платки дорогие самарские

мэйдхэндовские или ростовские

и только носик сопит маленький

отстаньте, отстаньте

я айфона

если немножко потрясти головой

как пес лохматый или как православный алкаш,

выходя из бани в прорубь,

то,то..

то на станковую биеннале галлерейной

насквозь

нам с тобой не по пути,

сколько не тряси, даже по тюленьи

разве что по прежнему до местной Преголи

с гнилыми зубами и с тенями на крае веков

же достали

мы не красимся

не пристало

я родила город

по венам пустила его гавно и огни

не романтично

в моих ладонях сто тридцать пять монет

разных стран и номинально стертых кожей пальцев

чьи-то лыжи еще торчат и коньки

видимо заколки теперь у меня такие

сережки бутылки

в губах замки идиотских свадеб

легкий пирсинг

вместо нового города я

рожаю только кувшинки

теперь голая я

ножками в море

ой