и была вчера зима в городе
но ты помнишь наш Кениг
сегодня все тот же черный асфальт
дуры лужи и в небе и в них
все та же печаль

в царстве небесном
казалось бы
а тут бы карасик
тонкокожий и хрустящий
сладкий
над ним летали пилоты
бомбили себя и своих
он хотел карасишу
одну
и икру метал
не знал даже, что в каждом
городе есть
аэродром
Чекаловский

и миг
в каждом
но икру метал
попал
на крючок и сковородки жар
без головы уже

дергался
но он мечтал

святая моя преголя
утонуть не плюнуть
моя коша живет на воле
между подвалом и смыслом
солнца в миске
лапалапует манго
лижет нелыжи
крыши
моя коша поет в блядском храме
репертуар в котором на блядь заело
прищемили ей хвост
на семимили
только глаза остались целы