я снова голый

хожу в банки

на ходу читаю тебе

такое лето

весь город раздетый

и ты

встретил в маркете дамочку с собачкой
с косичками
с золотой цепочкой в руке
точнее собачка в руке
цепочка на ноге
косички в маркете
встретил собачку в маркете
с косичкой и дамочкой в лапе
и с цепочкой в голове
короче встретил дамочку с собачкой
и совсем запутался
но понравилась же
не стошнило
значит я над собой расту
собачку зовут Кеша,
дамочку – улыбкой
меня никак не зовут

ногу побил в кровь
но у меня заживает как у кота
а лобзик возьму – соседка рыжая заебет своими детьми и социумом потом
да и ногу себе отпилить последнюю то же не хочется
закрадываются мысли свободные
взорвать нахуй этот дом

и еще пару городов блядских в этой стране
если бы я не любил в каждом городе на этой планете
хоть одного человека

я один
и я один умею двигать жизнь
упертый одной ногою в стены
и одной рукою в горизонт

я один

я умею раз в три года вымыть пол

 

Говорят  Гете любил цветочницу

говорят Гоффман – куклу

а я конечно ни разу

много так говорят, ага

конечно)

и сижу в местном баре на площади в Кене

в чешском

и влюбляюсь в бармэншу новую

шея, губы, талия и такая спина с крыльями

столько линий в ней

все одним движением сделаны

знает что сверлят глазами ее всякие там

Гоффманы, Гете и мертвецы с того  и с этого света

и прочие пришлицы

знает, что дорого стоит, все что несет в себе

и волосы рукой поправляет

как ветер иногда поправляет еще юную листву

в нашем городе

чтобы новая пыль лета

не коснулась ее красоты

не приснилась все

а всегда было это

 

 

тебе бюст стоит в каждом городе на планете

да и в не открытых планетах еще памятник

девочке в руках с цветами

в руках, с глазами в цветах

которой

нельзя смотреть и поднимать глаза от них

она всю вселенную ими спалит

и еще и еще и еще новый поставить

ты вот здесь сидишь
на матрасе
за монитором
сидишь и плачешь
пальчики на цыпочки подняла
на права не сдала
и не вымыла пол
а я постель не сменил
такая любовь жесткая
кусает края и ранит

я повторяю чужое слово
ты – никогда
это твоя основа
два матраса
одну птицу
пережить
в блядской столице
те же шахматы
как же дурь эту
из ума вынести
однажды на помойку
в пакете
проколотые уши
стрижка
новое платье
так много значат
раздвинутые ноги
и хуй в руке
все еще многоточия
все еще значит

в Кене нет ветра

город запечатан

отправлен в конверте

наверно в Питер

он будет лежать

бесконечно на почте

там никто не ждет

писем с края континента

 

тебя ебут

а ты не плачишь

тебя ебут

а ты молчишь

ты знаешь как ты много значишь?

пока ебут, пока ебут..