адуши его тамнижтяк начался в кениге
выключайте тв и запирайте окна
иду по проспекту, в будках стоят
иду мокрый и жаркий
я
стоят елочки каждая в будке
иду по грязи снова
и мне темно
снега, снега
вышли мне снега!!
увидишь мамонова
задуши его там
не проходи мимо

до сих пор все поезда через мост
идут в сторону Самары
наверно это все тот же поезд
а мосты разные

так не просто прозу писать,
ту самую, которая не проза квадратная,
а та, что без нашатыря
городов и клубов,
простую как солнце в луже
и не пишу.
там где наркотики или водка,
там – я опытный,
а в искусстве рамки легко потерять,
а я не артист,
коим это прописано жизнью и даром.

сел в такси доехал до площади
ага, с попугаем на плече
пират старый
поблевал художественно
па церковь и на елку
люблю этот город
как же тошнит от него уже
я слишком слабый для жизни здесь
я патриот и блюю красиво
но у меня есть подруга
ага, ворона на голой иве
она не каркает, она красива
каждое утро ко мне прилетает и здоровается
вам бы такую
но она у меня одна
и ей 200 лет
это моя вера

не умею
когда не люблю
ничего
ни вены резать
не лепить пельмени
я мертв,
если я один
молча лежу в чужой клетке
ты
на перекрестке
на велосипеде
гвардейские памятники под педалями
спешились
в кедах бегут по асфальтам каменные
забавные со штыками и цветами
спотыкаясь об трещинки под ногами
– кто там?
– я худая.
— где там?
– тусняк велосипедофилов.
– а я иду экзерции класть в слова из букв
так они и не поженились

вот так упала на пол
не то
думаешь – может и все закрасить нахуй
а лежит красиво
а падала как гордо
не та что в рот попала и пальчиками положила в пиалу
а та, кто осталась одна
еще ни разу не в заварках и на других губах
чаинка