Ветры стучат по дворам
Всем что болтается
Девочкам снятся
рыбы в прудах
и в парках
мальчики

снова иду стараюсь

задеть головой листву

ласкает

там на вокзале

следы затоптали

и запаха не осталось

даже в твоей заколке

но отсчитывать деревья и скамейки

уже разучился

в каждой точке пространства

где к тебе прикасался

помню каждый

в той реальности настоящей

снишься только

на каждой траве

под каждым деревом

где мы целовались

на каждом сугробе до сих пор следы

где курили

молчали

мечтали

и есть реальность

ты в чужом городе

в чужом доме

в чужой стране

я не знаю теперь

где спиной прижаться

к тем дверям

где тепло

чтоб не быть одному

укусить бы тебя снова

прости , коша

строки мои перекошенные

и я переношенный

прости

 

 

 

моя ива сохнет

не то что ваши подснежники

ее мало

но птицы ее знают и дружат

когда то ее ветер сломает

она знает и не плачет

она знает как ее режут

и кто такие дети

очень мало любви

очень мало

на этой планете

и так всегда

заласканные до потолка

в своих постелях оба

в чужих – бежать

от тех цветов

в губах

какие нахуй лепестки

накрыли

 

я для тебя как бутылка водки

открываюсь просто

достаточно только

зубами свертить все эти резьбы

надежды любови и прежнее

 

москва – крысятник

питер – помойка для быдла и крыс

я прихожу к Преголи

и встаю на колени

и лоб опускаю в траву

молюсь

сжимая зубы и роняя слезы

это мой Кениг

моя земля

все что вы привезли

понастроили

все смоет море

 

потому что у тела злая память

помнит больше чем звезд

в голове взорвалось

не стереть, не исправить